ОСТРОВ ВЫБОРА - рассказ, фантастика, мистика


⁠Остров выбора

Остров выбора

- Когда ты вырастешь, тебе придется выбрать Берег... На восточном берегу ты будешь в числе первых встречать солнце и научишься выживать в Золотых Песках. Западный берег - холодный. У людей, населяющих его, существует сотня слов для обозначения оттенков снега, его мягкости и хруста...
- А какой берег лучше?
- Никакой. Они просто разные.
- А могу я побывать и там, и там?
- Нет. Выбрать можно лишь однажды.


Сэдэр часто вспоминал этот разговор. Тьютору - бездушной говорящей машине - и невдомек было, что его слова так задели мальчишку за живое. Он лишь отвечал на вопросы. Так же, как отвечал всем. В соответствии с остатками своей машинной памяти.

Но эти слова посеяли в душе маленького человека сомнение, а в разуме - Мысль. И Мысль эта росла и развивалась вместе с Сэдэром.

«Хочу побывать и там, и там!» - вот какова была первая ступень.

Мечтательный малыш, для которого нет ничего невозможного.

Но годы шли, Сэдэр учился, расспрашивал островных Тьюторов и делал выводы... В конце концов, скрепя сердце ему пришлось признать: переход после выбора невозможен. Это фундаментальный закон мира Трех, в котором есть два Берега, и в проливе между ними - Остров.

Двадцать три года жизни на Острове дается человеку - на развитие, на размышления, на выбор... И когда выбор сделан, о противоположном Береге останется только складывать легенды. Да и сам Остров превратится лишь в детское воспоминание - на него больше не возвращаются.

Тогда Мысль Сэдэра вышла на новый виток.

«Я не выберу ничего! - решил озлобленный, упрямый подросток. - Я останусь на Острове навсегда!»

Такое решение наполнило душу Сэдэра сладким торжеством, а жизнь - идеей и смыслом.

Он посвятил свои дни исследованиям Острова, не побоявшись покинуть обжитые места и заглянуть в самые дикие его уголки. Воодушевленный, Сэдэр штурмовал неизвестное с упорством прибрежной волны, точащей камень, каждый раз возвращаясь и вырывая у природы ответы на все свои «почему?».

Через несколько лет он знал Остров вдоль и поперек. Ему были знакомы голоса птиц, повадки зверей, тайники, причуды островных ветров... Был момент, когда Сэдэр почувствовал себя единым со своим маленьким миром. И был счастлив, словно скалолаз, покоривший заветную вершину.

Но потом радость его угасла, увяла, точно осенний лист. Сэдэр привык идти вперед, жаждал новизны, мечты, простора - и Остров, исследованный и покоренный, вскоре стал ему тесен. Взгляд юноши, чей возраст близился к восемнадцати, все чаще стал устремляться к горизонту.

«Я должен выбрать,» - обреченно, с горечью подумал Сэдэр тогда, и это была третья ступень.

В истории Острова выбора то и дело возникали упрямцы, подобные Сэдэру, искавшие чего-то большего, медлившие с выбором... но самое позднее к двадцати трем годам жизнь ломала их всех, методично, неспешно, в порядке вещей.

Вот и еще один молодой разум усмирен и поставлен перед выбором. Так было всегда.

Разочарованный, опустошенный, Сэдэр оставил свои детские мечты и всерьез задумался о будущем. Он читал о Берегах, расспрашивал Тьюторов, взвешивал, думал, оценивал...

Тому, кто затеял такой порядок в мире Трех, любо-дорого было бы взглянуть на правильного новоиспеченного взрослого, терпеливо складывающего сведения о Берегах на разные чаши весов. Дело оставалось за малым - дождаться, какая же чаша перевесит...

Но... минули годы, а Сэдэр все еще не мог решить своей судьбы. Ничего, Остров знавал и таких. Половина из подобных «тугодумов» в последний момент решала наугад, а другая половина - становилась предметом раздора: эти упрямцы отправлялись на Берег своей жизни связанными по рукам и ногам как пленники.

Что ж, Сэдэру исполнилось двадцать три.

Тишь островитянского вечера нарушил мерный плеск вёсел: каждый Берег отправил лодку за новичком.

Посланники востока прибыли в просторной лодке из легкого, серебристого металла. Их лица суровы. Их кривые сабли покоятся в богатых, усыпанных самоцветами ножнах. Их одежды - золотистого цвета, как песок, - украшены еще богаче. Посланники запада прибыли в лодке из алого дерева, по бокам которой висят щиты, призванные защитить гребцов от стрел. Их лица суровы. Их тяжелые топоры тускло сияют в лунном свете. Их одежды топорщатся мехом белоснежных волков.

«С кем ты отправишься?» - прозвучал вопрос. Впервые Сэдэр слышал голос самого Острова... Он поднял к небу обреченный взгляд, ибо никогда еще в своей жизни не был более несчастен. Взглянув на тех, кто пришел за ним, парень понял, что ему не нужен ни один берег. Остров же стал тесен ему еще пять лет назад. И все это означает одно: ему, Сэдэру, нет места в этом мире. Осознав это, парень проклял день, когда появился на свет.

«Он ничего не выбрал...» - сказал Остров посланникам Берегов. И, взревев, точно дикие звери, те бросились рубить друг друга. Ошеломленный, Сэдэр смотрел на них. Он не хотел этого боя. И теперь, когда бой все же случился, ему была отвратительна сама мысль о чьей-либо победе... и собственном плене длиною в жизнь.

Смахнув злые слезы, он бросился в волны, и они, холодные, соленые, сомкнулись над ним.

«Даже если мне не оставили выбора, он все равно есть...» - подумал Сэдэр перед тем, как сознание его угасло. На берегу же никто не заметил его исчезновения; там до сих пор шла кровавая битва. Но сегодня лодка победителей отправится к своему берегу ни с чем...

Чего ожидал Сэдэр от смерти? Покоя, тишины, сна... Но этого не случилось с ним.

Чьи-то холодные губы коснулись его губ, и он проснулся.

- Кто ты? - спросил он у девушки с синей кожей, смотревшей ему в глаза.

Она мелодично пропела что-то в ответ, но Сэдэр ничего не понял.

Над головой его нависало хмурое небо, горизонт тонул в сером тумане. И вокруг, насколько хватало глаз, плескала неспокойная морская вода. Никакого Острова, никаких Берегов... Здесь дышалось иначе, здесь все было чужим настолько, что Сэдэр не удивился бы, узнав, что видит пред собою иной мир, не имеющий ничего общего с миром Трех.

Сейчас Сэдэра пробирал холод, и на воде его, не умеющего плавать, держала лишь эта странная девушка.

«Не человек, - вдруг ясно понял Сэдэр, - она не человек...»

Девушка улыбнулась, обнажив два ряда острых зубов; от этой хищной улыбки Сэдэра бросило в жар. Он забыл обо всем на свете, и хотел лишь одного - вырваться из цепких лап этого существа... Но куда деваться здесь?.. вокруг лишь чужой холодный океан.

Синекожая бестия, похоже, прекрасно осознавала безвыходное положение своей жертвы. И намеревалась поиграть с Сэдэром, прежде чем съесть его, обессилевшего и безумного от ужаса...

Парень уже простился с жизнью, когда в сером тумане, скрывавшем дальние волны, появилась тень. Миг спустя он уже беспомощно барахтался в воде: неведомая «спасительница» куда-то исчезла.

Сэдэр, повидавший сегодня мало хорошего, радоваться не спешил: то, что спугнуло водную хищницу, могло оказаться еще опаснее, чем она... но нет: прорезав носом серые пряди тумана, взору Сэдэра предстал корабль. Он был прекрасен. Убогие лодки бережан казались лишь подобием этого сияющего гиганта. Один вид этого корабля наполнял надеждой отчаявшееся сердце, как наполняет паруса ветер.

На борту корабля люди кричали что-то, указывая на крохотную фигурку в волнах. Язык был чужой, и Сэдэр вновь не понял ни слова. Иные люди иного мира вскоре подняли его на борт. Кто-то накинул свой камзол ему на плечи, кто-то нацедил кружку чего-то забористого, согревающего.

«Куда я попал?» - в недоумении прошептал Сэдэр, тщетно вслушиваясь в чужую речь. Похоже, добыть ответ на этот вопрос будет сложно. Но это уже ничего не значит...

Двадцать лет спустя Сэдэр-мореход вернется сюда. На собственном корабле. В поисках мифического Треугольника... Ибо всё рано или поздно возвращается к тому, с чего началось, иначе всех точек над ё не расставить, иначе истории не досказать.

А до этого он будет учить чужой язык, вживаться в чужой мир, изучать чужое ремесло... И каждый раз, выходя в море, будет с опаской поглядывать за борт, не блеснет ли синяя чешуя той, что упустила свою добычу однажды... У сирен долгая память. И им не жаль потратить жизнь на то, чтобы обрести утраченное.

Ей и Сэдэру еще придется встретиться. Здесь же. Недалеко от места, где Сэдэр сделал свой выбор... как и сама сирена, столь же чуждая этому миру, сколь чужды ему беглецы с Острова... но ее истории вам никто не расскажет.

(13 апреля, 2007г) --- Это только начало истории. На Остров выбора Сэдэр вернется во второй части.

Читать другие рассказы: