ПЕШКОМ ПО МОРЮ - рассказ в жанре фэнтези


Пешком по морю

море



Элай не относился к тем, кто прошел Аридные Земли насквозь, но он успел увидеть падение черного государства – он, сын ильсенойского князя Видара, как раз подрос для первого боя в тот год. А с тех пор прошло еще два. Элай заправлял патрулями, добивавшими остатки аридийского воинства, попрятавшиеся по всем норам и расщелинам; битвами он пресытился, а кривые черные ятаганы живо повышибли из него всю героическую романтику. Не узнает князь младшего сына, когда тот вернется…

…Ильсеной… далеко-далеко за синими волнами… Там осталось детство, а здесь, в Аридных Землях, Элай получил первую боевую рану и встретил первую любовь. Уезжал мальчишка, а вернется мужчина – суровый молчаливый воин со шрамом, перечеркнувшим красивое смуглое лицо. Вернется – жену с собой привезет и маленькую дочку.

Элай о чем-то размышлял в тихий предрассветный час, когда прямо возле его палатки рухнул на землю золотой ильсенойский дракон. Такие приучены носить письма и посылки, а вовсе не людей; неудивительно, что дракон упал без сил: к Элаю бежал человек. Походка, осанка и взгляд выдавали в нем слугу.

- Господин! – умоляюще произнес он. – Ты должен срочно лететь на Ильсеной! Беда!
- Что случилось? Говори! - Элай встряхнул слугу за плечи; он уже испугался, что с отцом плохо или что... но услышал лишь:
- Госпожа Энье очень больна!
- Госпожа Энье? - поднял бровь Элай. - Это еще кто?

Слуга беспомощно опустил руки...

- Вы росли с ней вместе, господин Элай, - пробормотал он. - Она... она дочь простого воина, который спас жизнь твоему отцу, господин, погиб за него. Князь Видар тогда из благодарности взял к себе его маленькую дочку... Десять лет она жила у него при дворе. Вы росли и учились вместе... и... - тут слуга почти взмолился, - неужели и меня ты тоже не помнишь?

Элай нахмурился... Энье... да... она, точно. Когда он был маленьким, они играли втроем, как равные. Третий - мальчик по-имени Арчи - был сыном слуги. Десять лет - и потом их пути разошлись. Согласно роду и званию. Эло стал Элаем, Эна - Энье... а вот слуге взрослого имени не полагается - Арчибальдом его никто не назовет... Энье Элай в последний раз видел на празднике по случаю своего посвящения в рыцари - когда его благословляли перед отплытием в Аридные Земли. Даже танцевал с ней... теперь это казалось событием далекого прошлого.

- Арчи, - хмыкнул воин. Слуга счастливо улыбнулся.
- Эло... - но спохватился тут же: - Господин Элай... - и склонил голову. - Она умирает, господин, - напомнил Арчи. - И зовет тебя. День и ночь шепчет твое имя... Я прилетел на драконе, сам прилетел, потому что не доверяю письму. Во имя старой дружбы, лети на Ильсеной, господин Элай.
- А почему я? - пожал плечами Элай.
- Мне кажется, - Арчи замялся, - она любит тебя, господин. Всегда любила. Кто же виноват, что ваши пути разошлись...
- Да ты что? Я должен, получается, сорваться с места, бросить войска и лететь к чужой девушке... У меня жена есть, дочь... Что за чушь ты несешь?!
- Просто проводи ее... просто дай ей умереть спокойно, господин Элай. Тебе воздастся в Небесном Чертоге... - и вдруг (невиданное дело!) слуга посмотрел в глаза господину: - Мы в ответе за тех, кто нас любит, Эло! Твой отец это прекрасно понимал.
- Ладно, я полечу, - неохотно согласился Элай, хотя у него не было ни малейшего желания сейчас срываться с места, куда-то лететь, терять столько времени.

Элай велел Рейку взять командование и заменить его на пару дней и отправил Арчи седлать фиолетового дракона: эти приучены людей возить. По одному, правда, - зато фиолетовые не хлопаются в песок полудохлыми после полета.

Фиолетовой молнии, стремительно летящей в сторону моря, Арчи глядел вслед с такой надеждой, какая наполняет глаза слезами, а душу - пламенем... Потом вдруг сжал кулаки и бросился в драконий лар, где драконовод пытался привести в чувство его золотого дракона.

- Вейли, малыш, - позвал Арчи, обняв дракона за шею. - Проснись, пожалуйста! - дракон открыл глаза. Очень усталые, бездонно синие глаза... - Милый, я тебя прошу, довези меня обратно. Я должен там быть! Ты же можешь! Ты сильный!

И, к немалому удивлению драконоводов, золотой дракон, которого они не чаяли увидеть живым завтра, поднял голову и встряхнул крыльями. А через минуту он уже сверкнул в небе яркой искрой отразившей солнце золотой чешуи.

Элай без особого трепета проводил глазами отцовский замок. Останавливаться там он не собирался, хотя, по всем правилам, должен был проведать отца и родню, раз оказался здесь... Но он почти физически ощущал, как глупо и бесполезно уходит время, и все прикидывал, сколько еще здесь пробудет...

Энье после получения взрослого имени князь Видар, помня о заслугах ее отца, даровал небольшую приморскую крепость, разместившуюся, точно гнездо, на скале. Элай отыскал ее без труда. Фиолетовый дракон зашел на широкий круг перед посадкой. Во дворе крепости-гнезда засуетились люди.

Элай даже не удивился, что, стоило ему ступить на поросшие мхом плиты, к нему подбежал не кто иной, как Арчи. Этот пострел везде поспел... Сын князя на какой-то миг вспомнил его мальчишкой, что вырос бы славным воином, распорядись судьба иначе, и губы растянулись в некое подобие полуулыбки... впрочем, почувствовав на себе выжидающие взгляды сбежавшихся отовсюду слуг, Элай отмахнулся и от мысли, и от улыбки.

- Где? - сурово спросил он у Арчи, бросая поводья стоявшему рядом драконоводу.

Слуга повел его узкими коридорами, ступая бесшумно и согнувшись, как и полагается человеку второго сорта.

Маленькая комнатка, выстланная пушистыми коврами, была наполнена запахом целебных трав.

Когда Элай вошел, в его сторону обернулся печальный лекарь, по лицу которого не составило труда прочесть, что бедняга давно не спал. Он ничего не сказал - просто развел руками... а потом и вовсе вышел за дверь.

На кровати лежала Энье, которую было не узнать - бледная, словно мраморная статуя. Свежая повязка пока не собиралась набухать кровью.

- Где ж это она так? - не без удивления спросил Элай и тоном знатока отметил: – Ее что, стрелой ранили? - Она была творцом, как Мильдегард, - медленно произнес Арчи; каждое слово давалось с трудом. - И мечтала о славе Мильдегард... Она сражалась на Аридийский Полях, Эло...

Арчи замолчал, глядя в глаза Элаю. Он будто спрашивал: «Что ты скажешь? Что ты чувствуешь?»

Арчи чего-то ждал, на что-то надеялся и, пытаясь поймать взгляд господина, все хотел разглядеть в нем старого друга, которого любил; в которого верил...

- Ты должен говорить «господин Элай»! - буркнул воин. - И перестань на меня пялиться, слуга!

У Арчи упало сердце... Пару секунд он собирался с силами, а потом, пообещав себе «Только ради Энье!», сказал:

- Возьми ее за руку, господин. Она ждала тебя... Я... я привел его, Энье, - Арчи осторожно погладил мраморную ручку и положил ее на ладонь Элая.
- Арчи... - прошептала Энье... - Элай... Где Элай?..
- Он здесь... - вымученно улыбнулся слуга, но губы задрожали, а из глаз закапали крупные блестящие слезы... - Я привел его. Он тебя за руку держит...
- Элай... позовите Элая... - Энье смотрела куда-то мимо того человека, которого любила и ждала; и который все-таки пришел. - Где Элай?
- Здесь, - наконец подал голос сам Элай.
- ...где Элай?.. почему он не пришел...

Она шептала, она звала, и было видно, что даже этот шепот дается ей тяжело и больно: на белой повязке проступали все новые и новые пятна.

Арчи плакал навзрыд, уже нисколько не скрываясь, а Элаю вдруг стало просто по-волчьи тоскливо, и воспоминания о песчаных дюнах и рыжих аридийских каньонах поплыли перед взором, точно цветные картинки...

- Тебя действительно здесь нет, Элай, - жестко сказал Арчи, врываясь в его мечты. - А она слишком долго ждала... Уходи домой.

Элай ушел. И только взлетая в синее вечернее небо, вспомнил, что Арчи снова забыл назвать его господином... Но не возвращаться же...

Снова открылась рана... Лекарь вздохнул: «А он бы мог ее спасти. Теперь она просто не хочет жить».

Утром Энье умерла, и первый луч рассвета напрасно ласкал спокойное и холодное лицо, белое, как королевский мрамор... А когда горячее солнце наполовину выглянуло из-за горизонта; раскинув руки, точно собираясь взлететь, со скалы прыгнул Арчи. Он упал на острые камни, и волны долго баюкали разбитое тело.

А вечером на Ильсеной спустился странный туман.

Невидимые для живых, по воде, взявшись за руки, шагали две бесплотные тени, бывшие на земле Энье и... Арчи, который теперь ступал гордо и свободно: так слуги не ходят...

- Как в детстве... - улыбнулась Энье призрачной улыбкой, через которую просвечивало море.

Арчи кивнул.

- Только Элая нет, - пожалела Энье, и искрящаяся улыбка исчезла.
- И не будет, - пожал плечами Арчи. - Это воин; сын князя. Он падет в бою, и Отец Богов заберет его в свой Небесный Чертог на вечный пир! У нас с ним разные Небеса.
- Нет, Арчи. Не в том дело, воин ты или нет... Меня сразила черная стрела; ты бросился со скалы... Но я не в Небесном Чертоге, а ты - не в Теплых Подземельях, куда попадают добрые слуги... Мы вместе, и идем по морю, которое всегда так любили. Мы сами себе выбрали Небеса... Быть может, и Элай однажды пойдет с нами...
- Быть может, - кивнул Арчи и сам захотел в это поверить. - Да, наш Элай пойдет... а тот, который воин, пусть карабкается в Небесные Чертоги....

(24 сентября 2003г)

Читать другие рассказы:



Это рассказ из моего сборника "Книга замирских легенд". Всего их там 104, и купить книгу можно за 1$ (pdf + epub). Платить можно с любой карты или через пейпал.
Книга замирских легенд
194 страницы
pdf + epub
Книга замирских легенд

Купить за 1$