Что хотел сказать О'Сенсей - рассказ, магический реализм


Что хотел сказать О'Сенсей

морихей уесиба

Имя Тимер не вписывалось в привычную речь. Так что его звали то Тимур, то просто Тим. Он не обижался, хотя гордое «Тимер» с ударениями на обоих слогах шло ему невероятно: он был высок, силен и красив, этот парень девятнадцати лет. В клубе он считался старшим учеником и уже готовился сдать на первый дан, то есть, на черный пояс...

В зал он приходил пораньше, еще до тренировки и обычно размышлял в одиночестве, поглощенный гулкой тишиной. Но с недавних пор тишины стало куда меньше. Недели две назад в зал пришел новичок, мальчишка пятнадцати лет, Лёша Дунюшкин. Неуклюжий, как все новички поначалу, но очень старательный. Вот и сейчас он, придя чуть ли не раньше Тимера, переодевшись в кимоно с неумело завязанным поясом, сопел и звонко шлепал по матам, отрабатывая страховку. К Тимеру он подходить побаивался, и потому просто бесцельно нарушал тишину.

Все, чему Лёшу пока действительно научили, так это правильно ставить тапочки у края татами да при входе в зал делать поклон в сторону портрета О’Сенсея, основателя айкидо. Следующими достижениями должны были стать: а) правильно завязанный пояс и б) тен-кан3, сделанный в нужную сторону...

Когда Тимер, с самого утра настроенный задумчиво, устал от бесконечного шуршания, кряхтения, шлепанья и сопения, он вышел на улицу. Почему-то именно сегодня очень хотелось тишины.

Лестница черного хода, скрипучая, ржавая круто спускалась площадки второго этажа. Вид отсюда открывался неважный: на серую, с потеками белой краски стену да на мрачные пыльные окна с темнотой внутри. Но тихо действительно было...

Когда Тимер вернулся, Лёша сидел на татами и внимательно смотрел на него.

- Где все? - спросил он.

Тимер поразился осмелевшему голосу мальчишки и ответил:

- Рано, не пришли еще...
- Тогда начнем без них, - отозвался Лёша спокойно. - Иди сюда. Нападай.



Тимер пожал плечами, подошел новичку и ударил сверху, очень осторожно, чтобы успеть остановить (а в том, что остановить придется, он не сомневался). Но Лёша плавно вписался в его движение, и Тимера повела в сторону и плавно опрокинула на татами его же собственная сила.

Тимер поднялся, ошеломленный происходящим, а Лёша, улыбнувшись, попросил: «Нападай еще»...

Тимер провел множество самых разных атак, и каждый раз Лёша (новичок, пришедший две недели назад!) безупречно проводил прием за приемом, осторожно (чтобы не причинить Тимеру боли), плавно, совсем не прилагая усилий. А когда он сказал, что теперь он будет нападать, и Тимер начал что-то делать в ответ, то ужаснулся тому, как убоги и угловаты его (готовящегося сдать на дан!) движения в сравнении с лёшиными.

«Нет, не так, - невозмутимо говорил ему Лёша. - Вот как надо...» И показывал, и объяснял.

А еще – они давно были не одни в зале. Вокруг собирались другие ученики и изумленно смотрели на них. Больше всего Тимера поразило поведение сенсея: у того слезы выступили на глазах, а затем он поклонился Лёше Дунюшкину, оставил его вести тренировку и произнес: «Нас посетил О’Сенсей, ребята. Он смотрит на нас глазами этого мальчика...»

Даже домой Лёша шел, окруженный толпой учеников, которым хотелось просто быть рядом, просто говорить с ним, просто видеть его...

На следующий день в то время, в которое раньше приходил один только Тимер, явились все. Кто-то даже принес с собой камеру…

Лёша вошел в зал. Поклонился, тапочки поставил правильно - носами к двери... Ему было неуютно. Обычно мало кто не замечал его, а тут все только на него и смотрели... Это что, шутка такая?.. или пояс совсем уж безобразно завязан?

Горькое разочарование нарастало постепенно. Когда люди увидели, как вчерашний кумир беспомощно и неуклюже отрабатывает страховку на краю татами, они еще не верили... Но потом некоторые стали подходить, чтобы задать вопрос о том, как делается тот или иной прием, - и Лёша не мог не то что ответить: он просто стоял и смущенно разглядывал пол. Он не помнил, что было вчера...

Всеобщее уныние воцарилось в зале и, как бы в унисон ему, за окнами начал накрапывать мелкий осенний дождик.

Разбивались на пары... и Лёша, робкий, как настоящий новичок, никак не мог решиться к кому-нибудь подойти. Тимер долго смотрел на него, и что-то странное боролось в его душе - что-то, чего он сам не понимал. Но вот он вздохнул и, остановив партнера, подошел к топтавшемуся на краешке татами новичку...

- Пары не нашлось, Лёшка? - спросил он дружески. - Ну пойдем к нам, втроем будем заниматься.

И до конца тренировки Тимер и его партнер терпеливо объясняли новичку основы основ, точно учили алфавит с ребенком. И им уже не казалось, что они попусту теряют время, и не тосковалось по динамичной и слаженной тренировке двоих старших учеников. Нет. Они чувствовали, как в груди бьется что-то теплое, похожее на большую, искреннюю благодарность.

О’Сенсей не стал бы вчера спускаться с тихого неба на несколько часов просто для того, чтобы указать своим последователям на ошибки в приемах и пояснить, куда на самом деле тут идет рука, а там - нога... Он хотел сказать кое-что гораздо более важное. И сказал.

И был услышан.

(4 сентября 2004г)

Читать другие рассказы:



Это рассказ из моего сборника "Книга замирских легенд". Всего их там 104, и купить книгу можно за 1$ (pdf + epub). Платить можно с любой карты или через пейпал.
Книга замирских легенд
194 страницы
pdf + epub
Книга замирских легенд

Купить за 1$